Милки вэй цена

Продолжительность: 18 минут(ы)

Сердце на миг замерло, а в следующий миг я почувствовал, что лечу. Но вот, похоже, по воле случая, я наткнулся на заинтересовавшую меня картинку. Он тоже на нашей земле стоит, но имеет статус вольного города, то есть, налоги он платит не нам, а сразу королю.

С каждым днем все тяжелее и медленнее развиваются навыки, и капает опыт.

Поднявшись, я даже не сразу заметил, что стою на горящей земле, так сказать. Неужели я действительно так сильно похож на аристократа?

Но, стоило мне оказаться тут, как все изменилось. В памяти всплыли характеристики в моем статусе, навыки и достижения, точнее, бонусы от них.

А если повезет, можно и золото получить, ну, медные монеты в количестве, достаточном, что бы сравняться в стоимости с одной золотой монетой.

Да и не хочу я кому-то присягать, особенно в этом месте.

То, ради чего я и занимался бумагомарательством все это время.

Kami. Игра в жизнь и жизнь в игре.

Kami. Игра в жизнь и жизнь в игре.

Kami. Игра в жизнь и жизнь в игре.

И никакого солнца или луны.

Kami. Игра в жизнь и жизнь в игре.

Ведь это действительно именно то, чего я хотел, отправляясь в этот мир.

Kami. Игра в жизнь и жизнь в игре.

Kami. Игра в жизнь и жизнь в игре.

Kami. Игра в жизнь и жизнь в игре.

Милки вэй цена

Kami. Игра в жизнь и жизнь в игре.

Kami. Игра в жизнь и жизнь в игре.

Вот только, стоило мне отключить способность, как прямо передо мной появилось еще несколько таких же монстров! Ярмарка, это отличная возможность познакомиться с интересными людьми, купцами или еще кем-нибудь из города.

Я, конечно, тренируюсь без конца, у меня ускоренный набор навыка и опыта, но, все равно, как-то не вериться. Ну, сейчас мне это точно не нужно.

Значит именно поэтому я не чувствую жара и голода?

Еще у него были темные волосы и синие глаза.

Милки вэй цена

Похожие посты:

Зверски, он гораздо тяжелее деревянной игрушки, которой я написал ранее. Надо же, чуть не послала, но взяла себя в монахини. Без учета бонусов от негативных навыков.

Причем, сам мужчина и его письменность шли одним комплексом.